bannerHeader1
bannerHeader1bannerHeader2
bannerHeader bannerHeader

Белорусский информационно- аналитический ресурс

транспортно-транзитный потенциал Европы и Азии

RussianBelarusianEnglish

Трансграничный обмен электронными документами

05.10.2022

Трансграничный обмен электронными документами

Международные автомобильные перевозчики смогут включиться в электронный документооборот при торговле между Беларусью и Россией уже в следующем году. Все к тому идет. Во всяком случае, несколько этапов пилотного проекта по обмену электронными товаросопроводительными документами при трансграничной торговле с применением механизма доверенной третьей стороны (ДТС) показали хорошие результаты и высокую степень готовности к внедрению подобных решений в повседневную бизнес-практику. Какие задачи ставились при этом, и какие цели достигнуты? Какие электронные документы необходимо будет оформлять при участии в трансграничной торговле? Наконец, какие преимущества электронный документооборот сулит его участникам? На эти и другие вопросы ответили эксперты в сфере EDI (Electronic Data Interchange): руководитель проектного офиса «Единое окно внешнеэкономической деятельности в Республике Беларусь» ОАО «Агентство внешнеэкономической деятельности» (Банк развития), страновой эксперт по направлениям eTrade и eLogistics Сергей Тумель, директор ООО «ЭфПи Трэйд» Сергей Войнич и заместитель генерального директора СООО «ТрансРейл БЧ» Владимир Падалица.

Буквально недавно закончился второй этап пилотного проекта по обмену электронными товаросопроводительными документами. Каковы результаты, чем он отличался от первого, что дало его проведение?

Сергей Тумель: Как и на первом этапе, обмен происходил товарными документами. С белорусской стороны это была электронная товарная накладная, с российской – ЭУПД. И если с отечественным документом все понятно, то о его российском «аналоге» нужно сказать несколько слов. Электронный универсальный передаточный документ объединяет в себе счет-фактуру и первичный учетный документ, на основании которого происходит отражение хозяйственных операций на счетах бухгалтерского учета в Российской Федерации.

На первом этапе пилотного проекта был опробован такой сценарий электронного документооборота при трансграничной торговле, когда ни у одной из сторон при поставке товаров не возникает никаких проблем. Проще говоря, отправитель груз отправляет, а вторая сторона его целиком принимает. Это в идеале. Но события не всегда развиваются подобным образом, и нередко в электронных документах, которые сопровождают поставку, выявляются факты расхождений по количеству, качеству отгруженного товара. Это уже вариант неидеальный, приближенный к жизни. Интересен он тем, что в России и в Беларуси в таких ситуациях действуют по-разному: наши соседи формируют электронный акт расхождений, а мы по законодательству отменяем исходную накладную и вместо нее выписываем новую. В ходе «пилота» были опробованы и российский, и белорусский подходы.

Для всех сценариев были четко прописаны механизмы обмена электронными документами.

Сергей Войнич: Хозяйствующих субъектов – участников проекта с двух сторон было примерно поровну: 9 – с белорусской и 10 – с российской. В большинстве своем это известные на обоих рынках компании, которые поставляют продукты питания, напитки, электронную технику, одежду и обувь, строительные материалы, то есть самые обычные грузы, перемещаемые в двустороннем направлении на постоянной основе. Между компаниями были сформированы пары, и в каждой за время проведения второго этапа пилотного проекта произошло по 5–10 отгрузок, всего стороны обменялись примерно сотней электронных документов. Отдельно подчеркну: использовался исключительно автомобильный транспорт. В целом, результаты проведения второго этапа пилотного проекта признаны успешными.

Сергей Тумель: Для меня, если честно, этот вывод является неоднозначным. Обе стороны с целью проведения пилотного проекта «подстроились» под технологию обмена юридически значимыми электронными документами между операторами электронного документооборота ассоциации РОСЭУ. Эта технология, скажем так, не совсем универсальная для трансграничного обмена, но ее использование помогло оперативно и результативно провести пилотный проект, о котором мы говорим.

Моя позиция заключается в том, чтобы использовать для целей трансграничного обмена электронными документами международные стандарты и технологии. Они являются более универсальными. Такой подход представляется логичным и правильным. Именно бесшовность в применении технологий электронного документооборота на всем пути следования груза наряду с некоторыми иными факторами способна обеспечить скорость, прозрачность и эффективность транспортировки грузов.

Но если говорить локально, конкретно о пространстве ЕАЭС, то в пятерке стран Союза может быть использована технология РОСЭУ: именно она лежит в основе похожих пилотных проектов, которые в настоящее время Россия проводит с Арменией и Казахстаном. Как бы то ни было, информационные системы каждой стороны, участвующей в таком обмене, должны уметь принимать и распознавать структуру электронных документов стран-партнеров по EDI.

– Получается, мы до сих пор говорим только о возможности обмена товарными документами. А что с теми, которые используют в своей работе международные автомобильные перевозчики?

Сергей Тумель: В настоящее время реализуется отдельный пилотный проект, предполагающий, что между странами будет налажен обмен транспортными документами, например, e-CMR, и мы еще вернемся к этому вопросу.

Сергей Войнич: Чтобы завершить разговор о втором этапе пилотного проекта, нужно сказать, что по его итогам принят план мероприятий по распространению возможности применения целевой схемы трансграничного электронного документооборота на все хозяйствующие субъекты Республики Беларусь и Российской Федерации.

В нем определены шаги, которые необходимо выполнить с тем, чтобы в 2023 году запустить между странами полноценный юридически значимый обмен товарными документами в электронном виде. Например, планируется ввести стандарты взаимодействия операторов электронного документооборота при межстрановом обмене, сформировать перечни документов, обмен которыми возможен с помощью согласованных схем трансграничного электронного документооборота, а также согласовать рекомендации для бизнеса и профессиональных участников рынка по организации услуг электронного документооборота.

После этого можно будет переходить к трансграничному обмену товаросопроводительными документами в электронном виде.

– Когда же будет реализована возможность полноценного трансграничного обмена товаросопроводительными (в том числе транспортными) электронными документами…

Сергей Тумель: Расширение пилотного проекта для возможности обмена товаросопроводительными, а не только товарными документами было инициативой Российской Федерации. В частности, на необходимости реализации такого подхода настаивала Федеральная налоговая служба России.

И сейчас следующим шагом развития обмена электронными документами становится «пилот» по обмену документами, используемыми в автотранспорте. В частности, имеется в виду трансграничный обмен e-CMR. Круг участников этого «пилота» шире, чем на втором этапе проекта, за счет того, что в него входят представители транспортных министерств с белорусской и российской сторон.

Сергей Войнич: Вообще, можно сказать, в этой области работа ведется в двух направлениях: снизу, на национальном уровне (разрабатываются национальные сервисы обмена e-CMR), и сверху (создаются прототипы сервисов в области логистики, работающие и задающие стандарты и правила на всем пространстве ЕАЭС, инициатором этой работы является ЕЭК). Всего будет разработано порядка 10 сервисов, над тремя из которых работает Беларусь и, в частности, команда технических экспертов и специалистов, которую я представляю. Среди них – прототип сервиса для обмена e-CMR и прототип сервиса для обмена е-СМГС. Также создается прототип сервиса доверительной среды межстранового обмена юридически значимыми электронными документами.

– Теперь давайте вернемся к сервису для обмена e-CMR…

Сергей Войнич: Уже подготовлена схема бизнес-процессов, имеющих место при обмене этим электронным документом. Она включает EDI-провайдеров, грузоотправителей, перевозчиков, грузополучателей, государственные информационные системы (с белорусской стороны планируется создание для этих целей Национальной системы электронной логистики, НСЭЛ, с которой сервис будет очень плотно взаимодействовать).

Важно понимать, e-CMR – международный документ, структура которого разрабатывалась специальной комиссией ООН – UN/CEFACT, то есть Центром по упрощению процедур торговли и электронным деловым операциям. И для своего сервиса мы фактически взяли за основу структуру этого международного документа. Впрочем, есть и отличия: так, мы добавили в нее блоки данных, касающиеся электронной цифровой подписи.

– То есть уже разработаны бизнес-процессы и, можно сказать, имеется документ, доработанный для целей сервиса обмена e-CMR…

Сергей Войнич: Да, а теперь анализируется правовая база, которая будет регулировать отношения, возникающие в процессе использования сервиса: важно понять, какие нормы в этой части еще необходимо разработать. Это касается не только Беларуси, но, если мы говорим о нашей стране, то уже принято постановление Совета Министров от 30.12.2019 № 940 «О функционировании механизма электронных накладных», позволяющее обмениваться CMR в электронном виде. Опять-таки важно обеспечить работу операторов ДТС, ведь именно они при межгосударственном электронном взаимодействии отвечают за признание подлинности электронной цифровой подписи, идентичности и целостности электронного документа и, таким образом, признание в целом его юридической силы и достоверности.

Сергей Тумель: В Республике Беларусь национальным оператором доверенной третьей стороны определен Национальный центр электронных услуг, а в той же России… У наших партнеров уже закреплены в законодательстве требования к аккредитации операторов ДТС, и непосредственно сейчас она происходит. Но процесс этот новый, в него вовлечены различные государственные службы, их много, и потому протекает он не быстро. Как только в России будет аккредитован первый оператор ДТС, процесс обмена сможет заработать. Ожидается, что аккредитация произойдет до конца 2022 года.

Сергей Войнич: И нужно заметить: на оставшееся время у нас много планов. Так, мы хотим отработать в ближайшие месяцы технику и технологию обмена e-CMR. Для этого необходимо, чтобы какое-то количество реально осуществляемых перевозок сопровождалось дополнительно к пакету бумажных документов документами электронными, в частности, e-CMR. Ведь вопросы взаимодействия можно «обкатать» только на практике, тем более что по сравнению с предыдущим «пилотом» теперь к его участникам добавятся перевозчики, а к документам – e-CMR. Кроме того, есть ряд государственных систем и органов, ранее не принимавшие участие в работе. Например, Транспортная инспекция (с нашей стороны) или полиция (с российской), которые в своих базах должны иметь необходимую информацию для проверки перевозок в пределах их компетенций.

Надеемся, мы пройдем эту тестовую эксплуатацию сервиса до конца текущего года. Это позволило бы нам уже в 2023-м попробовать перейти к обмену CMR в электронном виде как минимум между Беларусью и Россией.

А если транспортировка груза происходит сразу несколькими видами транспорта, например, еще и железнодорожным наряду с автомобильным, то есть мультимодальная перевозка. Можете ли пояснить, как обстоят дела с электронными документами для таких доставок, в частности, с е-СМГС?

Владимир Падалица: В части е-СМГС также ведется работа, в чем-то похожая в отношении с e-CMR. Однако сервис е-СМГС уже давно существует – и на Белорусской железной дороге, и на российской, и на железных дорогах других стран ЕАЭС. Сейчас в том, что касается е-СМГС, речь идет скорее о совершенствовании и встраивании сервиса в общую информационную транспортную систему ЕАЭС. При этом рассматривается задача перехода на стандарты UN/CEFACT: применяемые сегодня стандарты отчасти сдерживают дальнейшее развитие межстрановой электронной коммуникации.

– Давайте назовем ключевые моменты, которых в ближайшее время следует ожидать международным автоперевозчикам в сфере электронного взаимодействия.

Сергей Тумель: Переход на «цифру» неизбежен. Это – вопрос времени. Поэтому уже скоро перевозчикам стоит ожидать включения в трансграничный электронный документооборот. Применение электронной накладной в работе станет обязанностью для бизнес-субъектов. К этому прибавятся уже запущенные в ЕАЭС процессы: маркировка и прослеживаемость товаров, к электронным товарным – электронные транспортные документы. Например, e-CMR. То есть перевозчики перестанут быть наблюдателями, как сейчас, когда товарные накладные оформляют грузоотправитель и грузополучатель, а они только получают на руки реестр электронных документов. С появлением e-CMR перевозчик становится непосредственным участником электронного документооборота. Значит, придется настраивать свои информационные системы, специально работать с ЭЦП – это будет must-have для всех представителей международного автотранспорта. И выиграет тот, кто быстро и качественно воспримет эти новации.

В перспективе можно вести речь о том, что оцифровываться будет и транспортная инфраструктура: в базы данных станет вноситься самая разнообразная информация о перевозчиках, их компетенциях, подвижном составе, готовности перевозить определенные товары и иных нюансах работы. Это, в свою очередь, позволит убрать с рынка компании, не обладающие возможностями для выполнения транспортных услуг. «Стол – стул – компьютер» – не те активы, с которыми можно предлагать рынку услуги по перевозке грузов и организации транспортной деятельности.

Вячеслав МИЛЬЯНЕНКО, «Транспортный вестник»

« »

Читайте также